Денис  Стритович – создатель церковных архитектурных проектов и проектов благоукрашения храмов на территории России, ближнего и дальнего зарубежья.

Участник ряда крупных выставок под эгидой Московского союза художников и Российской академии художеств.

Читайте также:

ПрофГид: Денис, почему ты решил стать скульптором?

Денис  Стритович: Дело в том, что мои родители – художники, и я с самого детства воспитывался в творческой среде. Я всегда мог найти дома пластилин или профессиональную глину и начать что-то лепить. Вот так сидишь, разговариваешь с друзьями или с родителями, а у самого уже непроизвольно, получается, вылепить какой-нибудь самолётик или пистолет. Позже, уже в школе, меня не брали в 10 класс, и когда встал вопрос о поступлении в институт, мои родители приняли непосредственное участие в решении этого опроса, и помогли мне поступить. Так я и начал заниматься скульптурой профессионально.

ПГ: Как долго ты уже этим занимаешься?

Д.С.: Сколько себя помню. Можно сказать, что всю жизнь.

ПГ: Какими на твой взгляд профессиональными качествами должен обладать скульптор?

Д.С.: Не важно, каким видом искусства ты занимаешься, в первую очередь, должна быть любовь к творчеству. Дальше всё зависит от твоих способностей. Скульпторам необходимо иметь общее художественное образование, хороший рисунок, понимание формы. Мы моделируем форму при помощи объёма, а живописцы, например, при помощи цвета. Профессиональным скульптором никто не рождается, но у человека от природы должен быть художественный вкус. На мой взгляд, это самое главное, а профессионализм приходит с опытом.

Читайте также:

ПГ: Как ты думаешь, какие институты больше всего подходят для получения этой профессии?

Д.С.: В нашей стране всегда было два художественных центра: Санкт-Петербург и Москва. Соответственно лучшие учебные заведения находятся там. Из Петербургских институтов – это в первую очередь «Репинка» и «Мухинка». В Москве – «Суриковка» и «Строгоновка». В Регионах тоже можно получить неплохое образование, но только на уровне училищ. Самое лучшее, по моему мнению, Пензенское училище. Ещё я слышал, что довольно сильные Одесское и Харьковское.

ПГ: А какой институт ты заканчивал?

Д.С.: Сначала я окончил Московское художественное училище прикладного искусства, потом МГХПА им. Строгонова.

ПГ: Для тебя твоя работа – больше хобби или источник дохода?

Д.С.: Однозначно не хобби! Моя работа – это высокопрофессиональная деятельность, так что слово «хобби» здесь абсолютно не уместно. А что касается дохода – да, его источником является то, чем я занимаюсь.

ПГ: Можно ли сказать что это смысл твоей жизни?

Д.С.: Безусловно!

Читайте также:

ПГ: Хорошо оплачивается работа скульптора? Вообще расскажи, от чего это зависит?

Д.С.: Гонорар скульптора зависит от его известности и опыта, но всегда присутствует вопрос нестабильности. Это беда всех художников. Чтобы чего-то достичь, необходимо заниматься своим внутренним творческим поиском. Если этого не делать – никогда не удастся создать что-то новое и интересное. Многие по-настоящему талантливые скульпторы не могут продать ни одной из своих работ, но у меня они вызывают не меньшее уважение, чем другие. К примеру, господин Шемякин, который всегда по-своему культивировал свой стиль и своё творческое восприятие мира, долгие годы не был востребован. Покинув нашу прекрасную Родину и приехав на Запад, он уже был сформирован как художник, и только тогда стал зарабатывать очень серьёзные деньги. Я хочу сказать, не известно, когда ты будешь востребован, и зачастую, жизнь показывает, что серьёзные работы люди создают и в 50 и в 60 лет.

ПГ: Сложно ли находить заказы, или они сами тебя находят? Расскажи, как это происходит?

Д.С.: Всегда надо помнить, что за тебя говорят твои работы, а не болтовня! Люди это видят и, основываясь на этом, к тебе обращаются. Но, к сожалению, не всё так просто. Это проблема не скульптуры, а вообще России в целом. Всё решается через административные ресурсы. Одним словом, есть знакомый у тебя мэр или губернатор – будет работа. Нет – не будет.

ПГ: Денис, наверняка существуют заказчики далёкие от искусства?

Д.С.: Да! По моему мнению, заказчики делятся на две категории: кто действительно разбирается в искусстве, но таких очень мало, и тех, кто не понимают «что такое хорошо и что такое плохо». От этого у нас такое количество отвратительных памятников в России. То есть, в принципе, ты делаешь средне профессиональную вещь, а люди это дело принимают. Очень мало компетентных людей. Но когда работа происходит профессионально, на серьёзном уровне, губернаторском например, то это совсем другое. Очень сильная школа искусствоведов и, в принципе чиновников при министерствах культуры, которые конечно понимают и могут оценить качество работы. А вообще, очень важно просто ощущение человека. Он может и не быть специалистом, но может понять, что есть красиво, а что нет. Автор должен сделать и в художественном аспекте красивую вещь, и в том, чтобы она была понятна обычному зрителю. Я глубоко убеждён, что искусство должно быть понятно простым людям. Неважно, какое оно: абстрактное,  реалистичное, авторское. Да какое угодно!

Читайте также:

ПГ: Из каких этапов состоит процесс создания работы?

Д.С.: Человек должен быть технически оснащён при профессиональной лепке. Это первое. Второе, к сожалению, чему мало удается уделять времени, это именно образ. Образ – это задача. Всё начинается с задачи. Условно, что ты хочешь показать? Грусть, радость, удивление, смущение. Это как актёрское мастерство. Когда ты понимаешь образ, перед тобой стоит конкретная задача его воплотить. Затем – поиск, при котором ты делаешь композицию. Композиция имеет множество вариантов. И в общем-то, правильно, когда художник сам до конца не уверен, какой из этих вариантов будет правильный.

ПГ: То есть когда ты приступаешь к работе, ты не сразу представляешь себе готовый образ?

Д.С.: Естественно. К примеру, любого генерала можно изобразить как задумчивого покаявшегося старика, который рассуждает о том, что война – это зло. Всё это достигается при помощи эскизов, наработок, композиций. После того как сформировывается образ, начинается изготовление модели. Затем ты начинаешь воплощать это в натуральную величину. Самое сложное – это сохранить в большой скульптуре то, что было удачно в миниатюре, так как большой размер диктует сложности проработки. Надо найти золотую середину между изначальной идеей и финишной работой.

ПГ: А ты углубляешься в какие-то исторические данные или в биографические?

Д.С.: В большинстве своём, мы делаем памятники людям, которых уже нет в живых. А соответственно, все они жили в определённый исторический и культурный отрезок времени. И надо максимально безукоризненно понимать эпоху, и делать образ, соответствующий привычкам и характеру человека. А это непосредственно связано со временем, в котором жил человек. Поэтому история в нашем ремесле имеет гигантское значение.

Читайте также:

ПГ: С каким материалом тебе больше нравиться работать?

Д.С.: По большому счёту существует два варианта – это глина и пластилин. В основном, скульпторы работают с глиной. Мне больше нравится пластилин. Он конечно менее пластичен на первой стадии работы, зато прекрасно себя ведёт, когда ты уже доводишь модель до финиша. Дальше работа переводится в твердый материал. Конечно, можно сколько угодно экспериментировать, но самое лучшее – это металл и камень. Я предпочитаю бронзу. Под неё можно сделать всё что угодно: модель может быть очень сложная в своих контурах, по своей пластике, может быть, наоборот, очень примитивная.

ПГ: Какой совет ты можешь дать начинающим?

Д.С.: Начинающим? Хм…хороший вопрос. Дело в том, что я и сам не старый. (Смеётся). Начинающих нет! Вся жизнь – это поиск. Любой творческий процесс безграничен. Каждый раз надо ставить перед собой новую задачу, даже если ты очень многого достиг.

Читайте также: