Алексей Руденко-Десняк может считать себя профессионалом в целом ряде областей. Окончив в 1988 году с отличием международное отделение факультета журналистики МГУ, он работал в центральной печати, после чего около 15 лет  занимался системным администрированием и программированием, параллельно занимаясь редакционно-издательской деятельностью. В этом году он вновь решительно изменил свою жизнь: поступил на курсы балетмейстеров, чтобы в дальнейшем преподавать аргентинское танго. Алексей любезно согласился рассказать о своей разносторонней жизни для ПрофГида. 

Читайте также:

ПрофГид. Почему ты выбрал именно факультет журналистики? Какие соображения были определяющими?

Алексей Руденко. На самом деле, большого выбора не было, так как оба моих родителя работали журналистами и с гарантией могли устроить меня только на журфак. 1983 год - это Афганистан, попадать туда не хотелось. Правда, поскольку всё, что делаю, я стараюсь делать хорошо, журфак я закончил с отличием и знанием трёх языков - немецкого, английского и венгерского.

ПрофГид. Как складывалась твоя работа по специальности?

А. Р. Несколько лет я работал в центральной печати - в газете «Правда», в еженедельнике «За рубежом», сотрудничал с другими изданиями. Однако работа журналиста мне никогда не была интересна как таковая, для меня она вторична: люди строят, путешествуют, землю пашут, а ты только сочиняешь про их жизнь красивые слова. Тем более что журналистика переменилась: если работник центральной печати «застойного периода», был, как правило, достаточно образованным и ответственным человеком, с которым считались и власти, и читатели, то в начале 1990-х годов произошли кардинальные перемены и в статусе журналистов, и в отношении к ним в обществе. Вливаться в пёструю струю «новых журналистов» мне не хотелось, тем более что всегда тянуло к технике. Я за свои деньги в 1991 году окончил курсы по компьютерной грамотности и началам программирования и в очередное издание пришел уже не как журналист, а как системный администратор: занимался переводом издания на компьютерную вёрстку.

Читайте также:

ПрофГид. Работа системного администратора тебе интересна была сама по себе? Или для тебя это ступенька к чему-то большему?

А. Р. Скорее, это способ зарабатывания на жизнь с наименьшими затратами энергии. Я никогда не считал себя стопроцентно техническим человеком и прекрасно понимал, что ребята с «техническими мозгами», которые занимаются компьютером со школы и с самого начала стремятся стать специалистами в этой области, будут иметь преимущество передо мной в профессиональном плане. Тем не менее, за полтора десятка лет работы с компьютером я изучил ряд языков программирования: Perl, PHP, Javascript, Pascal, Basic (причем не теоретически, а писал на них достаточно развернутые программы). Также я администрировал самые разные сети компьютеров и работал у интернет-провайдера - на мне была вся почта (более 3000 доменов, до полумиллиона электронных писем в сутки).

ПрофГид. В чём тогда логика твоего дальнейшего профессионального пути?

Алексей почти 8 лет занимался карате и таэквондо, дошёл до чёрного пояса.

А. Р. Достаточно свободный график давал возможность параллельно заниматься саморазвитием. Например, я мечтал прочитать Библию на языках оригинала, - то есть на древнегреческом и древнееврейском. Чтобы выучить иврит, год ходил на курсы Еврейского университета, а для изучения древнегреческого учился в православном богословском институте. В итоге я спокойно мог читать со словарем оригинальные тексты и сравнивать разные переводы Св. Писания.

Также была мечта - освоить боевые искусства. В целом я почти 8 лет занимался карате и таэквондо, дошел до чёрного пояса, и даже один раз выезжал на международные соревнования в Швецию.

Работа сисадмина практически этому не мешала. Тем не менее, лет в 40 я серьезно задумался - насколько серьезно и глубоко я могу погрузиться в профессию системного администратора. Вывод был сделан довольно определенный: при всех вариантах компьютер оставался для меня чем-то вроде игрушки для взрослого мальчишки, - средством, а не целью.

Читайте также:

К этому времени я сильно и совершенно неожиданно увлекся аргентинским танго. Это, вообще-то, совершенно особая культура - танец, музыка, поэзия, способ жизни. А поскольку стараюсь все делать серьёзно, начал учить испанский язык и даже поступил на двухгодичные курсы балетмейстеров, где в настоящее время изучаю самые разные танцевальные дисциплины, включая классический и академический народный танец, бальные танцы, историко-бытовой танец, русский народный танец и тому подобное. В целом эти курсы соответствуют программе института культуры, из которой убрали общеобразовательные предметы - суммарно около 1700 часов. В январе будущего года планирую съездить в Буэнос-Айрес, после чего вплотную приступить к открытию собственной школы аргентинского танго. У меня, полагаю, будет определенное преимущество перед коллегами-преподавателями: хотя аргентинское танго только в Москве преподаёт несколько десятков человек, почти ни у кого нет систематического танцевального образования. А ведь хорошо танцевать и уметь объяснить - совершенно разные вещи.

ПрофГид. Работа «для денег», «для социального престижа» и «для души» - это разные вещи?

А. Р. Признак зрелости человека - цельность. Мне кажется, я сейчас подошел к моменту, когда понятия «для души», «для социального статуса» и «для денег» если и не совпадут полностью, то будут очень близки. Только ощущение цельности жизни придаёт ей наполненность, счастье. Я понял, что мне по-настоящему нравится делать: работать, как говорят, с «живыми людьми», обучать их, передавать собственные знания и опыт. Мне доставляет истинную радость наблюдать, как мой ученик выходит на новый уровень. А ведь это, насколько понимаю, обязательное качество для преподавателя. Возможно, пробудились гены - дедушка и бабушка были педагогами.

Читайте также: