Когда я решила поучаствовать в конкурсе рассказов для подростков (импульсивное и сомнительное решение), я опросила всех своих знакомых, чья профессиональная увлеченность производила на меня впечатление, на предмет реализации их детских мечтаний. Кем вы хотели быть в детстве? Стали? Не стали? Почему? Что мешало? Кто помогал? И еще десяток разных уточнений.

В конкурсе я так и не поучаствовала, а прекрасные истории сохранились. И вот удача! Тема профессиональной ориентации поднята моей уважаемой подругой Эльмирой - владелицей и идеологом компании «ПРОФГИД». Теперь я могу поведать вам, из каких звеньев складывались цепочки самоопределения у моих друзей. Вдруг эти истории будут вам полезны! Написаны они просто, без куртуазных загогулин, поэтому их вполне можно почитать подрастающим детям.

Читайте также:

Сегодня история такая.

В обычном городе, в совсем обычной школе учился мальчик Саша – добрый, отзывчивый, веселый, умненький и очень симпатичный. Когда он улыбался, весь класс озарялся светом, его улыбка была бесподобна! Жаль, улыбался он нечасто, потому что одноклассники не очень-то любили его, часто подшучивали над ним, и совсем никто не считал его своим другом. Причина, наверное, была в том, что Саша был физически слабоват – плохо бегал, активные игры игнорировал, в драках никогда не участвовал. Он был прилежным и скромным, но так сложилось в те времена, что мальчишки не очень уважали тех, кого обзывали «слабаками».

Однажды учительница физики Лариса Николаевна спросила у Саши:

- Почему ты не постоишь за себя? Почему позволяешь другим смеяться над тобой?

- Понимаете, - спокойно начал Саша. – Меня совершенно не обижает, как относятся ко мне одноклассники. Во-первых, у меня много настоящих друзей во дворе. А во-вторых… - тут Саша замолчал.

- Что же во-вторых? – осторожно спросила учительница.

- Во-вторых, я все время плохо себя чувствую. Мне не до одноклассников.

- Что же у тебя болит? – разволновалась Лариса Николаевна.

- Ничего, - сосредоточенно ответил Саша. – Но у меня часто кружится голова.

- А ты говорил об этом родителям? – в голосе Ларисы Николаевны появилась тревога.

- Да, конечно! – Саша отвечал серьезно, как взрослый. – Мы были у врача, он сказал, что это возрастное, я скоро вырасту и это пройдет.

- Отлично! – обрадовалась учительница. – Конечно, пройдет!

Но в этот момент Саша опустил голову и начал всхлипывать. Он плакал!

- Сашенька, что с тобой? Что случилось?

Саша еще минуту не отвечал, потом поднял свои огромные глаза и прошептал:

- Понимаете, Лариса Николаевна, если я не перерасту это головокружение, никогда не исполнится моя мечта.

Теперь Саша уже плакал навзрыд.

- Боже мой, - учительница гладила рыдающего мальчика по плечу. – Какая же у тебя мечта?

- Я мечтаю быть водителем грузовика, как папа! – почти закричал Саша. – Но с головокружением меня в водители не возьмут!

Саша продолжил рыдать. Лариса Николаевна уже тоже едва сдерживала слезы.

- Послушай, - справилась она с собой. – Головокружение – это нарушение вестибулярного аппарата. А вестибулярный аппарат нужно тренировать, так делают все космонавты! Садись! – приказала она, указав на вращающееся офисное кресло.

Саша в недоумении сел, а Лариса Николаевна стала аккуратно раскручивать его, пока вращение не стало достаточно интенсивным.

- Вот так, - приговаривала учительница. – Вот так ты должен делать каждый день. Приходи в мой кабинет на переменах и крутись, сколько влезет! И дома крутись вокруг своей оси, и головой крути, и на качелях катайся, прыгай побольше! Делай так, чтобы твоя голова привыкла к качаниям!

Саша уже перестал всхлипывать и лицо его заметно прояснилось.

- Я буду стараться! Я буду тренироваться! Я буду все выполнять! – он уже схватил портфель и, пошатываясь, не прощаясь, вывалил за дверь.

Читайте также:

Через неделю в школу пришла Сашина мама. Она прямиком направилась в кабинет к Ларисе Николаевне.

- Лариса Николаевна! Как вам удалось!? Саша так изменился! – почти с порога и без «здравствуйте» начала она. – Он все свободное время крутится, вертится, прыгает, не сидит, как раньше, не смотрит в одну точку. Раньше такого не было – он ведь был очень тихим и малоподвижным! Да и я старалась его беречь, не давала лишний раз пошевелиться…

Учительница рассказала, как было дело. Вместе с Сашиной мамой они порадовались Сашиным переменам, отметили, что у Саши появилась цель и желание преодолеть свой недуг. Мама пообещала содействовать чем только возможно в новом Сашином увлечении.

Первое время Саша забегал в кабинет к Ларисе Николаевне очень часто – крутился в кресле, изображая космонавта. Потом реже. Потом и вовсе перестал заходить, но Лариса Николаевна узнала у учителя физкультуры, что Саша стал очень активным, перешел в основную группу и даже неплохо сдает возрастные нормативы..

А вскоре, после восьмого класса, Саша ушел из школы.

Читайте также:

Как-то, лет через пять-семь после описанных событий, ранним утром Лариса Николаевна, как обычно, спешила на работу в школу. Вдруг она услышала настойчивые и протяжные автомобильные гудки – на переходе больше никого не было, поэтому интуитивно Лариса Николаевна поняла, что гудки адресованы ей.

В этот момент к переходу подъехала огромная водовозка, с шумом затормозила, и из нее выскочил водитель. Его улыбка освещала всю улицу, он бежал навстречу с криками:

- Лариса Николаевна! Лариса Николаевна! Я Саша! Вы узнаете меня?

- Конечно, узнаю, - приветливо заулыбалась учительница. – Здравствуй, Саша!

- Лариса Николаевна! – перекрикивал Саша гул машин. – Сбылась моя мечта! Я водитель! И скоро я пересяду с водовозки! Я буду водить фуры!

- Твое головокружение прошло? – поинтересовалась учительница.

- Я перерос! – Саша на секунду замешкался. – И вы помогли!

В этот момент машины, остановившиеся на светофоре, начали движение, многие из них засигналили водовозке, перекрывшей проезжую часть.

- Мне пора! – прокричал Саша удаляясь. Запрыгнул в кабину, помахал рукой и мощно стартанул. – Спасибо вам! – выпалил уже из открытого окна.

Лариса Николаевна тоже помахала ему в ответ. Улыбнулась чему-то своему и поспешила на уроки.

Вот такие бывают трогательные невыдуманные истории!

 

Почему-то еще захотелось добавить, что времена очень изменились. И дети изменились. И теперь над тихими прилежными мальчиками никто не смеется. И детей в очках не обзывают «очкариками». И рыжие ни на кого не производят негативное впечатление. И неформальными лидерами обычно становятся отличники. И это хорошо.

Читайте также: