Кто таков?

Редакторы бывают разные. Они могут работать на телевидении, на радио, в киноиндустрии. А также в книжных издательствах и периодике.

Читайте также:

Я – редактор-издатель. Моя стихия – тексты, книги и журналы (в том числе электронные). Художественный редактор, например, тоже работает с изданиями. Но мое отличие в том, что  я работаю большей частью с текстами.

Вы уже знаете, чем отличается редактор от корректора? Нет? Объясняю.

Корректор (от лат. corrector – исправитель) – это специалист, который читает текст после редактора. Он исправляет пропущенные орфографические и пунктуационные ошибки, удаляет лишние пробелы, вставляет недостающие, смотрит, не стоит ли тире вместо дефиса и наоборот. Иными словами, отслеживает ошибки, правильность оформления текста и пр. А вот содержание, смысл текста – это не его головная боль. О содержании должен думать редактор. Редактор (от лат. redactus – приведенный в порядок) – это специалист, который отбирает произведения для публикации или заказывает их авторам. Он же помогает автору устранить недостатки, расставить акценты, выразить главную мысль.

(Надо сказать, что в западной практике существуют два вида редакторов. Первые (copy editor) готовят рукописи к печати. Их также можно назвать литературными редакторами. Вторые (commissioning editor) специализируются на формировании редакционного портфеля: отбирают или заказывают  рукописи авторам, разрабатывают идеи будущих книг.)

Но! Руководство жизнью периодического издания или сайта – это тоже редактирование.

Поэтому, если кто-то говорит: "Петр Иванов редактирует газету", – вовсе не обязательно, что он вычитывает все тексты, выправляя огрехи. Это может означать, что он руководит процессом в целом. Он определяет концепцию, направление, ему подчиняются редакторы разделов, колумнисты, выпускающие, ответственный секретарь, литературные редакторы, корректоры, дизайнеры, верстальщики… Т.е. все специалисты, отвечающие за творческую и техническую сторону процесса.

Многие издания настолько объемны, что один человек спланировать, заказать, оценить все тексты, а потом еще и выправить их  – просто не может. Этим занимается целый коллектив.

Читайте также:
Для работы необходим беспрепятственный доступ к информации.

Компьютер, подключенный к Интернету, справочная литература, сам текст (распечатанный  или на компьютере)

так выглядит типичное рабочее место редактора.

Лично мне больше нравится работать с отдельными проектами – книгами, текстами. На 200% нравится работа с художественными произведениями. Они требуют какой-то глубинной, очень личностной отдачи. Здесь работает вся гуманитарная часть тебя.

Хотя сайтом заниматься мне тоже очень нравится. Но по другим причинам: это как lego, конструктор из текстов, картинок, концепций, тем… И многое в твоих руках. Не всё, но многое.

Главный поединок

Как я уже сказала, редактор работает с авторами. Дело это нелегкое и часто превращается в настоящий поединок. С одной стороны – редактор со своими эстетическими принципами и концепцией издательства, с другой – автор. У автора есть полное право отстаивать свой художественный стиль, свой замысел или главную идею.

Но для редактора самое трудное – не тогда, когда автор упирается, а когда он писать не умеет вовсе. Но почему же издательство с ним работает? А для этого есть разные причины.

Нас учили в институте, что редактор не должен писать за автора. Но не всегда получается соблюдать этот принцип. Автор может быть хорошим специалистом в своей области. Кладезем информации. И нужно помочь ему этой информацией поделиться.

Но совсем ужасно, когда автор, писать не умеющий, сражается за каждую запятую. Даже вопреки законам русского языка.

А бывает ли легкий автор? Да! Бывает! Вдумчивый, талантливый, умный автор без мании величия. С такими людьми легко работать – и не только редактору. С такими людьми вообще легко.

И все-таки я очень хорошо понимаю авторов, которые с подозрением относятся к каждому редакторскому исправлению. Потому что ведь и редакторы бывают плохими. Не каждому можно свой текст доверить без потерь. И не каждому издательству. Не каждому журналу или сайту. С другой стороны, у каждого издания свои особенности, требования. Слово «формат» ведь не с неба упало – это реальность. Т.е. взаимопонимание между сторонами – вещь трудная.

Читайте также:

Суть работы

Редактор работает и с формой, и с содержанием. И часто текст – это своего рода логическая задача. Например, автор пишет: «Я не видел Сергея. Было так темно, что я не мог никого не заметить». Чувствуете подвох?

Или: «В стройотряде Марк с товарищами по утрам отправлялся рыть траншеи, крыть крыши, строить коровники…» Тут даже не нужно быть логиком. Для человека, который знает жизнь реальную, а не по книгам, ясно, что коровник за одно утро не построишь. Что на коровник может уйти всё лето.

Или: «Анна вышла в сад и увидела Педро, стоящего под дубом. Он был по-весеннему зелен и шумел кроной под порывами ветра». Вроде бы и понятно, что кроной шумел не Педро, но больно уж потешно получается.

Что касается стиля… Тут сложнее. Стиль и авторское «Я» неразделимы. И все же есть некоторые законы. Приведу хрестоматийный пример.

Горький, как известно, злоупотреблял определениями. И вот Чехов ему (тогда еще Пешкову) пишет: «У Вас так много определений, что вниманию читателя трудно разобраться и оно утомляется. Понятно, когда я пишу: "человек сел на траву"; это понятно, потому что ясно и не задерживает внимания. Наоборот, неудобопонятно и тяжеловато для мозгов, если я пишу: "высокий, узкогрудый, среднего роста человек с рыжей бородкой сел на зеленую, уже измятую пешеходами траву, сел бесшумно, робко и пугливо оглядываясь". Это не сразу укладывается в мозгу, а беллетристика должна укладываться сразу, в секунду».*

Замечательный редакторский совет писателя писателю!

Читайте также:

Читать или писать?

Плох тот редактор, который сам писать не любит. Это значит, что он отводит себе роль судьи, не понимая ни природы творчества, ни чувств автора – ничего! Если бы Чехов не был писателем, он бы не мог дать Пешкову никакого совета. Потому что такой совет нужно выстрадать.

 
Правка текста в электронном виде.
Налицо серьёзное вмешательство в текст.

Есть такая категория редакторов – пишущий редактор.

Это не просто редактор, который любит время от времени писать. Это тот, чья работа состоит в составлении обзоров и написании статей.

Еще одна ипостась профессии – рерайтер. Это тот, кто вгрызается в текст гораздо глубже, чем того требует простое литературное редактирование. Он может вообще всё в тексте переделать, поменять что-то местами, что-то вписать… Т.е. практически пишет заново. (Потому он так и называется.) Если тема интересная, то и работа доставляет удовольствие.

Я совершенно не понимаю редакторов, которые писать не любят. Такой коллега обязательно возразит что-то в том духе, что «он не писатель, он читатель». Очень глупо. И бездарно, доложу я вам.

Читайте также:

Профессиональная деформация

Бывает ли у редакторов профессиональная деформация?

Да, бывает. Во-первых, если ты редактор, то каждую фразу услышанную взвешиваешь на весах. На предмет логичности, стиля, грамотности. На предмет банальности/оригинальности.

И ляпы всевозможные, которых пруд пруди вокруг, вгоняют в тоску. И мысль при этом  гложет такая: «Вот! Приучают людей! Неприкосновенных называют неприкасаемыми (противоположные по смыслу слова), говорят "одевать" вместо "надевать"… Куда катится мир!!!»

Да и людей уже оцениваешь по тому, как они разговаривают. Если человек не звонит, а звонит, – пиши пропало. Хоть ты тресни, но я уже не могу воспринимать его всерьез. И это ужасная нелепость с моей стороны, и я с этим борюсь.

Есть еще большой грех для редактора – вообразить себя судьей автора. Вот это как раз свойственно редакторам, которые сами не пишут.

А еще редакторы любят цепляться за формальности: «Ах! У вас в абзаце слово "редактор" повторяется несколько раз! Ах, у вас тут стоит "во-вторых". А где "во-первых»???!!!" Чтобы объяснить такому редактору его неправоту, нужно дать ему образование, заставить читать классику и научить писать.

Такие редакторы – это мученики, которые при этом мучают других.

Но даже у талантливого редактора со временем может появиться зашоренность. Непосредственность восприятия уменьшается, съеживается и с годами, я боюсь, может исчезнуть вовсе. Чтобы этого не случилось, рецепт один: читать хорошие книги – ту же классику.

Хорошие книги – это ключевая вода для редакторского ума. Она смывает налет рабочей рутины, информационного шума, в котором все мы живем.

И тысячу раз счастлив тот редактор, что работает с талантливыми авторами.

Читайте также:

Печальные моменты

Поверхностные авторы часто бывают очень плодовиты. Это проблема. Открываешь текст, продираешься сквозь сложные наукообразные фразы, и обнаруживаешь, что там нет ни одной свежей мысли. Вот такие моменты доводят до отчаяния. Столько трудов – и все впустую?!

И еще ненавижу читать неряшливые тексты,  написанные одной левой. Иногда открываешь, а там – сарай, а не текст. Куча опечаток, точки стоят в километре от фразы и пр. Сижу и ставлю точки на место. Бредовое занятие. И бросить не могу, потому что корректор, даже если он очень хороший, может что-нибудь пропустить. Да и невежливо это – отдавать корректору текст в таком виде.

Как выглядит карьера?

Периодика. В бумажных или интернет-изданиях, в информагентствах редакторами часто становятся журналисты.

Карьерная лестница может быть такой: корреспондент  –  редактор отдела – выпускающий редактор. (Выпускающий редактор отвечает за размещение материалов, соблюдение сроков и пр.)

Кроме того, существуют литературные редакторы (заняты исключительно текстами), ответственные секретари (координаторы процесса: задания, сроки и пр.).

Ответственного секретаря иногда путают с выпускающим редактором. В их обязанностях действительно есть много общего. Но есть одно важное различие: ответсек текстом как таковым обычно не занимается.

И наконец, главный редактор – это вершина. Должность главреда сопряжена с администрированием и с публичной деятельностью. По идее он тоже должен читать статьи, поступающие от авторов, давать им задания и пр. Но я знаю примеры, когда главный редактор ограничивается общим руководством, контактами с властью и другими СМИ.

Читайте также:

Книжные издательства. В книжном издательстве в наши дни тоже всё может выглядеть по-разному. В маленьких издательствах редактор может быть и литературным редактором, и  ведущим (руководит работой над изданием). Он же отчасти корректор и даже дизайнер. Он же контактирует с типографией.

В крупных издательствах существует разделение труда – это добавляет порядка и заметно облегчает жизнь.

Когда отредактирован текст и подобраны иллюстрации, верстальщик создаёт макет будущей книги. Но работа редактора продолжается.

Редактирование вёрстки книги "Хочу быть психологом" .

В книжном издательстве свои силы можно попробовать в качестве внештатного редактора. Или, если позволяет образование, устроиться младшим редактором – человеком, который помогает ведущему редактору в организационных вопросах.

Со временем можно стать ведущим редактором – так называется редактор книги, который отвечает за её выпуск в целом, в отличие, например, от художественного редактора,  который  отвечает лишь за художественное оформление.

Ведущий редактор решает, публиковать произведение или нет, работает с автором и т.п., и  т.д. Он же организует работу других сотрудников над изданием. Иными словами, занимается полноценной редакторской работой.

Как стать редактором?

Надо начать с вопроса: «А могу ли я быть редактором?»

Можете, если вас интересует литература, если вы любите и читать, и писать, если у вас достаточно усидчивости и въедливости, если вас привлекает творчество и не пугает рутина.

Еще один важный момент – грамотность. Вы не сможете работать редактором, если пишете жи/ши через ы, а запятые расставляете по законам симметрии, а не русского языка.

Читайте также:

Чтобы стать профессиональным редактором, нужно получить образование по специальности «издательское дело и редактирование». Лично я училась в вузе, который в наши дни называется Московским государственным университетом печати (МГУП).

Но также хорошие редакторы получаются из дипломированных филологов и литераторов. Из журналистов, если говорить о периодике.  

Но образование – это только база. К ней нужно приложить опыт, профессиональную и общую эрудицию, пытливый ум и постоянную работу над собой.

Начинающему редактору важно определиться, какая тема ему ближе. Экономика? Политика? Экология? Религия? Художественная литература?

Иначе получится, что редактор – это всё и ничего, на все руки мастер, профессиональный дилетант.

Тема – это вообще главный вопрос жизни. Даже когда профессия уже выбрана.

* Из писем А.П. Чехова  А.М. Пешкову, 3 сентября 1899 г.

Читайте также:
  • Maryana Arkhipova
    Очень по гуманитарному написано :) По логике, редактором быть не может тот, кто не писал и кого не правили, ведь "чтобы понять, надо выстрадать". Сразу выйти редактором - ... не знаю... Мне не понять пока. Я дошла до редактуры за 3 года работы журналистом в интернет-издании. Эту должность нашла на каком-то сайте, что с одной стороны, странно, потому что знакомых еще на 2ом курсе было с верхом. А с другой, вполне довольна выбором.
  • Maria Sadykova
    Я редактор, который не то, чтобы не любит писать, просто в свое время уже написался и сейчас хочет делать это под настроение. Хотя на блог меня хватает. Редактором стала не сразу: где-то увидела объявление, что требовались копирайтеры, команда небольшая, но прогрессивная и с деньгами, уже через два месяца стала контент-редактором.
  • Владимир Ятьев
    Доброго времени суток. Статья очень интересная. Но я заметил, что Вы больше не отвечаете на комментарии. Но все-таки с надеждой что это когда-то измениться.
    Какая или в чем разница видов деятельности или профессий ответственный редактор, выпускающий редактор, технический редактор? Чем они отличаются между собой, какая их роль в издании книги?
  • Кит Ли
    Доброго времени суток. Статья очень интересная.
    Вы учились в МГУПе. А какая кафедра/факультет?
  • Эльмира Давыдова
    Здравствуйте, Кит! Руфина Белкина училась на факультете издательское дело по специальности редактор.
  • Эльмира Давыдова
    Здравствуйте, Кит! Руфина Белкина училась на факультете издательское дело по специальности редактор.
  • Элина Мовсесян
    Здравствуйте! Отличная статья! Нашему издательству очень нужен редактор, как с вами связаться или получить хотя бы консультацию. Никогда ранее не издавали журнал (научный), не хватает знаний.
  • Руфина Белкина
    Дорогая Ксения, спасибо за вопрос. Я действительно начала работать еще во время учебы. Первая официальная должность по специальности была корректорская. Подрабатывала литературной правкой, занималась редактированием изданий (поначалу внештатно).
    Но я не могу сейчас давать советы по трудоустройству, т.к. всё это было давно, и я не чувствую себя экспертом в вопросах современного рынка труда.
    Мои же интересы со временем несколько сместились.
    С уважением, Руфина Белкина
  • Ксения Чумина
    Руфина, хотела уточнить , вы закончили МГУП по специальности <издательское дело> , как вы начали свою карьеру? вы работали во время учебы? сложно ли было учиться? я просто очень хочу стать редактором книг, и хочу понять насколько сложно будет найти хорошую работу.
  • Руфина Белкина
    Марина, дело в том, что нужно исходить из контекста, из авторского замысла. Есть очень много условий, которые нужно учитывать. Стиль - это больше, чем просто грамотность. Например, автор может вместо "во-первых" написать "сначала", "в первую голову" и т.п.
    А тех, кто очень боится "повторов", призываю читать Толстого, например. И не только.
    Чувство слога - это, пожалуй, самое важное редакторское качество. Его нельзя заменить набором формальных инструментов. Это как музыкальный слух. И это чувство оттачивается, когда читаешь книги.
  • Марина Андреева
    А еще редакторы любят цепляться за формальности: «Ах! У вас в абзаце слово "редактор" повторяется несколько раз! Ах, у вас тут стоит "во-вторых". А где "во-первых»???!!!" Чтобы объяснить такому редактору его неправоту, нужно дать ему образование, заставить читать классику и научить писать.
    Руфина, объясните, пожалуйста, почему редактор не должен обращать внимание на такие случаи? При чтении "спотыкаюсь" на подобных моментах.