Сергей Лобан о профессии кинорежиссёр

«Я просто ненавижу власть во всех её проявлениях. И любое авторитарное давление»

Этим летом на Московском международном кинофестивале состоялась премьера фильма «Шапито-шоу», ставшей хитом фестиваля. «Фильм-загадка, фильм-шутка, фильм-лабиринт», как обозначили его сами создатели, получил специальный приз жюри. Мы желаем ему удачного проката, и сегодня говорим с его режиссёром Сергеем Лобаном.
Правда, не о фильме, а о режиссёрской профессии и режиссёрском самоощущении.

Читайте также:

ПрофГид: Сергей, давайте начнём с далёкого прошлого. Вы себя с какого возраста помните? Помните ли вы какое-то киновпечатление первое свое? Мелькало ли когда-нибудь в голове: «Эх, не так надо делать!»?

Сергей Лобан:  Я  себя помню приблизительно лет с пяти. До этого – очень мутно. Помню, первый фильм мы смотрели с родителями на Кавказе в открытом кинотеатре. Он был черно-белый, про человека, который с ножом зачем-то захватил автобус. Всё действие происходило в автобусе, все надрывались, я не мог понять их мотивов, и от этого было страшно.
Насчёт «эх, не так надо делать» – у меня никогда не было таких мыслей, даже сейчас не бывает. Я наоборот думал: «Интересно, как они это делают?» Например, почему в документальных фильмах и сюжетах по телевизору люди никогда не смотрят в экран. И я представлял себе, как какие-нибудь  загадочные невидимые телевизионщики просят всех не смотреть в камеру. Потом в книжке «Великое противостояние» я вычитал, что так и происходит. Понял: ага!

Сергей Витальевич Лобан – российский кинорежиссёр «альтернативного» напраавления.
Родился в Москве 3 сентября 1972 года.
Окончил Московский институт электроники и математики.
В 1995 году основал андеграундный клуб на заброшенном дебаркадере у набережной Москвы-реки, на два года ставший центром неформальной культуры.
Работал режиссёром на канале ОРТ в программе «…до 16 и старше». Тогда же познакомился с участниками контркультурного художественного объединения «зАиБи» («За анонимное и бесплатное искусство») Мариной Потаповой и Дмитрием Моделем. Вместе с друзьями из «зАиБи» основал творческое объединение «СВОИ2000».
В 2001 году по заказу белорусской газеты «Навинки» снял фильм «Случай с пацаном» по сценарию одного из лидеров белорусского андеграунда Лёши Чиканоса. «Случай с пацаном» с бюджетом в одну тысячу долларов стал первым независимым белорусским фильмом и получил Гран-при на московском фестивале «Любить кино».
В 2002 году был поставлен короткометражный «Соси банан».
В 2005 году режиссёр снял фантастическую драму «Пыль», завоевавшую впоследствии множество призов, в том числе первый диплом жюри российской кинокритики на XXVII Московском международном кинофестивале.
В 2010 году снял фильм «Шапито-шоу», получивший специальный приз жюри XXXIII Московского кинофестиваля.

(Сведения http://ru.wikipedia.org)

Люди каких профессий вам в детстве казались самыми привлекательными? Я, например, хотела быть Валентиной Терешковой. Продавщицей конфет…

Я в детстве не мог себе представить ситуации, что могу быть кем-то кроме Генерального Секретаря КПСС. То есть я думал, что когда вырасту, я буду только Брежневым – и без вариантов. Потом,  поумнев, я решил, что буду, наверно, клоуном, потом – строителем. Потом, уже когда подрос, я хотел быть автослесарем, потому что мне казалось, что у них есть возможность брать большие взятки.

Кто по роду занятий ваши родители? Можете назвать какие-то вещи, которые они внушали вам – или прямо, или своим примером. Бывает, что родители внушают «сиди тихо – никуда не суйся», а бывает, что – полная свобода и «мы полюбим всё, что ты сделаешь».

Мои папа и мама – инженеры, они работали на «почтовых ящиках». Им было в принципе всё равно, кем я буду. Мама волновалась только, чтобы я был, как все нормальные люди, а папа волновался, чтобы я не забывал про своё здоровье. Всю мою деятельность они воспринимали несколько скептически. Мама волновалась, что я сниму кино, а оно окажется никуда негодным. И что тогда, мне придется возвращать деньги продюсерам – вот о чем надо думать. Хотя ей самой фильмы нравились.

Читайте также:

Ваши работы, начиная с «До 16 и старше» ясно говорят, что их создатель – шалун, хулиган, выдумщик и свободномыслящий человек, который ничего не боится. В детстве вы таким же были? Когда проявилась эта внутренняя свобода делать ЧТО ХОЧУ и не шагать со всем коллективом в одном строю?

Такого нет. Я просто хотел, чтобы меня, во-первых, оставили в покое, а во-вторых, чтобы со мной происходило что-нибудь интересное. А когда я прочитал Камю и ещё пару книг, я понял, что я ещё и не буду работать никогда.

Вот факт вашей биографии – странный, а может, и нет: вы окончили МИЭМ – Институт электроники и математики. Зачем вы туда поступили? Что вы имели в виду? А может быть, конформность и непонимание своего пути вами двигали тогда, в совсем уж юные годы? Это часто бывает с людьми.

Я поступил туда, потому что было вообще пофиг куда поступать, решающим фактором был откос от армии. Профессия инженера-электронщика была ничуть не хуже и не лучше всех остальных, а этот институт был ближе всего к дому. И мой сосед Сережа Большаков поступил туда за год до меня, и мы с ним решили, что разницы нет.  Теперь он, кстати,  – лучший звукорежиссер в стране и у него самая крутая студия. И вообще техническое образование правильно организует мозг и очень полезно для творческого человека.   

Читайте также:

Что о вас говорили в школе учителя? Они замечали в вас что-то такое, творческое, самостийное? Были вы популярны чем-то в школе?

Нет, не был ничем популярен в школе.

Какой яркий поступок совершили? Неодобряемый, может быть.

Никаких ярких поступков не припомню.

Режиссер организует процессы. Он много общается с людьми. Люди не всегда ведь слушаются и делают так, как режиссеру хочется. Вы с этим как обходитесь? Говорят, что Ролан Быков рыдал под лестницей от своих сотрудников, было такое. Как вы себя настраиваете, воспитываете и убеждаете?

Я просто ненавижу власть во всех её проявлениях. И любое авторитарное давление. Поэтому у нас всегда отношения построены на жизненном кайфе и взаимовыручке. Это ограничивает круг людей, с которыми возможно сотрудничество (это могут быть только свои люди, которым можно доверять), но и открывает невиданные перспективы для дружбы и совместного жизнетворчества.

Какие люди вам нравятся? По характеру и по взглядам на жизнь? А какие не нравятся, с кем у вас совсем не получается общаться? Вот персонаж «Пыли»  – главный герой в очень точном исполнении Алексея Подольского. Или его же герой из «Шапито-шоу»? Какие чувства у вас вызывают такие люди?

Я могу общаться с любыми вообще людьми с огромным удовольствием. Только мне не нравятся люди, которым не нравится наше творчество. Их я вообще не могу понять. О чем они думают вообще?

Приходилось слышать разные трактовки идеи «Пыли». Первая, что герой – толстый вялый неудачник –  это пыль перед лицом людей «настоящих». И вторая трактовка: человек – это вообще пылинка, как и было сказано прямым текстом в конце фильма. Пылинка и пленник своей судьбы, каких бы успехов он ни добился. Что ближе к истине?

Алексей Подольский – это Супергерой Бэтман. Он, во-первых, бессмертен как Супермэн. Во-вторых, вся его жизнь есть борьба с фальшью и лицемерием, которые, столкнувшись с его суперсилой, неизменно превращаются в пыль. Мы его поставили на страже всего истинного, всего настоящего, что есть у нас, и он будет прикрывать, защищать, пока суперсилы не иссякнут.

Сергей, в жизни бывают разные зигзаги и неожиданные повороты. Можете ли вы сказать, что вы сами управляли этими поворотами. В какой мере эти повороты были продиктованы не вами, а жизнью? Каково соотношение СУДЬБА-ВОЛЯ. Вы больше фаталист или волюнтарист?

Мне нравится идеология чучхе: «Человек хозяин своей судьбы сам». Мы очень уважаем  простых жителей Северной Кореи. Во-первых, они находятся в состоянии войны вообще со всем миром, во-вторых, все от трамваев до самолетов и ядерных ракет эта маленькая гордая страна делает, опираясь только на свои силы.

Читайте также:

Сергей, что вдохновляло вас до ваших 16 лет? Что составляло такой личный "сундук с драгоценностями", который был скрыт от посторонних глаз и куда вы с замиранием сердца стремились из садика или из школы?

Только солдатики меня интересовали с первого класса. Особенно американчики, которых у меня почти не было. Я с ними играл много лет по многу часов, придумывал разные истории, ситуации. Наверно, это помогло развиться воображению.

Вспомните ваших учителей жизни. Не только кино. А вообще. Кто на вас повлиял и в чем. Научил вас чему-то. Открыл вам, что есть небо, что есть тайна.

Мой самый главный учитель – Курт Воннегут. После него стало понятно, как подступиться к тому, чтобы хотя бы начать думать про то, где ты находишься и что всё это значит.
В плане профессиональном нам помог Петр Мамонов. Когда мы работали вместе над спектаклем, непроизвольно многие вещи, которые он интуитивно понимал, он нам передал.

Какими личными качествами должен обладать режиссер кино, чтобы получился хороший фильм?

Мне кажется, что у него должен быть идеальный вкус, во всем. Потому что вкус, как известно, – это чувство истины. Ну, то есть он должен глубоко разбираться в конъюнктуре.

Читайте также:

Что такое хорошее кино, с вашей субъективной точки зрения?

Оно интересное.

Надо ли учиться во ВГИКе или другой какой-то киношколе, чтобы стать хорошим режиссёром, или это только портит? Наука ведь «сокращает нам опыты быстротекущей жизни», а с другой стороны она, учеба, ставит в рамки. И ученик думает: так нельзя, вот так тоже нельзя, не канон. А чтобы нарушать каноны, надо просто быть лавиной своих идей, энергии… Потом скажут: он ворвался в кино, он сделал новое кино. Но вот Ларс фон Триер учился в киношколе. Джармуш тоже. И Апичатпонг Верасатакул учился. А Попогребский – нет, и Хлебников – нет, и Валерий Тодоровский тоже по образованию – сценарист, а не режиссер. Может, времена изменились. И есть другие способы стать профи.

Мне кажется, что разницы нет. Ни тот, ни другой способ не даёт особых преимуществ. Всё дело в потребности, которая должна возникнуть на этапе, который ещё до всякого обучения. Если возникло непреодолимое желание что-то сделать, то никакой  ВГИК не сможет помешать. Если ты самостоятельно разбираешься в том, как всё работает, то, разумеется, совершаешь больше ошибок и тратишь больше времени. Но с другой стороны, твой мозг затачивается на поиск решений в безвыходных ситуациях, как у разведчика. И в дальнейшем ты можешь быть более эффективен. Учёба в киношколе, с другой стороны, тоже может быть достаточно продуктивной, если у тебя к тому же адекватный мастер, который не убьёт в тебе потребность делать что-то нормальное. Всё зависит от желания. Мы живём в век свободного доступа к любой информации. Никакая организация больше не может узурпировать право на знания. Поэтому у всех шансы равны.

Сергей, что бы Вы сказали молодому человеку, входящему в жизнь. От чего надо уберечься и к чему надо прийти в жизни.

Я бы ему посоветовал быть кем угодно. По-возможности никогда не работать и побольше времени тратить на всякую ерунду. Быть осторожным и никому не доверять. Я желаю ему обрести экономическую свободу, ну и внутреннюю свободу, разумеется. Еще я желаю ему крепкого здоровья и долгих лет жизни.

Читайте также: