В Издательском доме «Вузовский учебник» идёт подготовка второго издания учебного пособия «Информационно-аналитическая работа в государственном и муниципальном управлении». Мы пригласили в нашу редакцию автора пособия, кандидата исторических наук Зобнина Алексея Владимировича, чтобы побеседовать относительно перспектив развития в России рынка аналитических услуг и востребованности профессии политического аналитика на рынке труда.

Читайте также:

ПрофГид: Алексей, давайте в самом начале разговора договоримся о терминах: политический аналитик, комментатор и политолог – есть ли что-то общее между этими понятиями?

Алексей Зобнин: Политология – это довольно широкое понятие, которое включает в себя и политическое исследование, и политическую журналистику. Политолог может в принципе заниматься, чем угодно, не обязательно политической сферой – и экономикой, и социальной сферой, и т.п. Никаких ограничений проблематики для политолога в принципе не существует.

Политический аналитик занимается преимущественно управленческими процессами, а точнее обеспечением принятия управленческих решений, которые также могут касаться экономики или социальной сферы.

Политический комментатор – это то же самое, что и политический обозреватель. Он журналист. Его задача – популярное донесение до широкой общественности сути политического курса государства, сути принимаемых политических решений и стратегии развития страны в целом.

Все три понятия логически никак не пересекаются, функционально в том числе. По образовательным стандартам и Трудовому кодексу РФ есть специальность и профессия «политолог», но нет специальности и профессии «комментатор» и «политический аналитик» (хотя, замечу, существует специальность "финансовый аналитик"!).

ПГ.: Хорошо, а как соотносятся друг с другом такие понятия, как «аналитик», «консультант» и «эксперт»?

А.З.: Этот вопрос чаще всего задают преподавателю учащиеся российских вузов, приступающие к изучению дисциплин «Информационно-аналитическая работа в государственном и муниципальном управлении» и «Основы политического анализа». Экспертом называют специалиста в какой-либо отдельно взятой области. Политический эксперт – специалист, знающий и понимающий политические процессы. Часто в этом же значении употребляют термин «политический консультант», т.е. специалист, готовый поделиться своими знаниями с целью повышения эффективности какого-било принимаемого решения.

А политический аналитик – это специалист в сфере принятия решений, обладающий навыками использования специфических методов исследования процесса подготовки, выбора и реализации решения.

Задача  эксперта – выдача экспертного заключения, компетентного мнения по обозначенной проблеме. Задача консультанта – проведение консультации по повышению эффективности какого-либо процесса. Что касается аналитика, то он вырабатывает рекомендации по принятию правильного (оптимального) управленческого решения.

Читайте также:

ПГ.: Как давно профессия политического аналитика появилась в России? Вы могли бы кратко описать историю политического анализа в России.

А.З.: Советские аналитики всегда занимали одно из ведущих мест в мировом аналитическом сообществе. После падения СССР в структуре российской некоммерческой аналитики долгое время преобладали государственные аналитические центры Администрации Президента РФ, Правительства РФ и Федерального Собрания РФ. Их количество в конце 1990-х гг. составляло более двух десятков. В настоящее время большая их часть ликвидирована либо переведена в статус некоммерческих организа-ций.

Анализ в области международных отношений (мирополитический анализ)  в Советском Союзе проводился в подразделениях Академии наук СССР, МГИМО МИД СССР и МГУ им. М. В. Ломоносова. Часть аналитики предназначалась для Министерства иностранных дел СССР, Центрального комитета КПСС. А также для Комитета государственной безопасности СССР, прежде всего – для его Первого главного управления (ПГУ), отвечавшего за специальные разведывательные операции за рубежом и прогнозирование международных событий.

К середине 1980-х гг. при поддержке КГБ для оперативного анализа международной ситуации удалось создать при академических институтах сеть специальных отделов. Например, «секретный отдел» Института социологии АН СССР и др. С распадом Советского союза большинство подобных структур было ликвидировано, в результате профессиональных аналитических команд стало даже меньше, чем нужно. Однако сейчас в России существуют ведомственные и коммерческие аналитические центры (Российский институт стратегических исследований, Институт стран СНГ, ПИР-центр и др.), а также работают подразделения иностранных «мозговых центров» (Фонда Карнеги, Project Syndicate и др.).

Фундамент отечественной школы мирополитического анализа был заложен в МГИМО МИД СССР в середине 1970-х гг. в рамках Проблемной научно-исследовательской лаборатории системного анализа международных отношений. Многие публикации сотрудников лаборатории носили гриф «Для служебного пользования». Именно там были начаты исследования переговорных процессов с использованием количественных (в том числе и математических) методов политического анализа.

В 90-ее гг. российская информационно-аналитическая работа стала активно использовать труды зарубежных, прежде всего, американских, политологов: У. Данна, А. Вайнинга, У. Уэймера, А. Вилдавски.

ПГ.: Для кого или для чего работает политический аналитик? Для обычных граждан, для политиков, для лиц, принимающих решения?

А.З.: Целью деятельности политического аналитика остаётся, прежде всего, подготовка компетентного управленческого решения для руководителей и лиц, принимающих решения. Указанные решения могут иметь высокую социальную значимость и оказывать прямое или косвенное влияние на граждан. Хотя стоит отметить, что обычный гражданин, как правило, не ощущает на себе результатов работы политических аналитиков, которые остаются в тени государственных и муниципальных руководителей.

Читайте также:

ПГ.: Аналитик использует в своей работе только открытые источники информации – новостные ленты, пресс-релизы, публикации СМИ – или должен обращаться к мнению экспертов и действующих политиков?

А.З.: Профессиональный аналитик должен использовать в своей работе все доступные и недоступные источники: материалы печатных и электронных СМИ, эпистолярную и мемуарную литературу, информационные банки и базы данных, делопроизводственную документацию и т.п. В политическом анализе обычно выделяют первичную информацию и вторичную . Первичная информация – это слабо упорядоченный набор фактов, характеризующих определённое явление или событие (сведения, поступающие от непосредственных участников событий или впервые ставшие доступными благодаря целенаправленному поиску). Вторичная информация – информация, полученная в результате осмысления реальных фактов, событий и явлений, то есть первичной информации.

Современный политический аналитик чаще всего сталкивается в своей деятельности со вторичной информацией – оценками экспертов и политических деятелей, составляющих специфический источник политической информации. В российской политической науке есть мнение, что аналитик не должен работать с первичной информацией, являющейся уделом учёных и исследователей. В то же время большая часть политических фактов и явлений не откладываются в банках и базах данных, что наводит меня на мысль о необходимости общения с живыми людьми, источниками политического опыта.

ПГ.: В каких структурах и должностях могут работать политические аналитики?

А.З.: Считаю, что аналитические службы (отделы, управления, департаменты, центры) должны присутствовать во всех структурах государственного и муниципального управления, а также в крупных коммерческих компаниях, поскольку взвешенная оперативная информация при принятии решений необходима любому руководителю органа власти или бизнес-структуры. Известно, что информационно-аналитические отделы присутствуют в ряде департаментов министерств Российской Федерации. Малому и среднему бизнесу гораздо выгоднее иметь либо штатного аналитика, либо обращаться с целевыми заказами к специализированным аналитическим и консалтинговым агентствам типа «РосБизнесКонсалтинг». Наиболее авторитетной и известной в российских политико-академических кругах аналитической государственной организацией является «Аналитический центр при Правительстве РФ», который является федеральным госучреждением.

Важный момент! Переход штатных политических аналитиков из категорий «специалист» или «помощник» в категорию «руководитель» в органах государственной власти – достаточно редкое явление, что объясняется спецификой формирования системы государственного и муниципального управления в России. Аналитик чаще всего становится помощником руководителя, хранителем его тайн. При наличии строго отработанной системы ротации кадров эта психологическая близость может быть серьёзным фактором кадрового продвижения, однако в современной России строгая система кадровой ротации пока ещё не сложилась. 

Читайте также:

ПГ.: Существует ли специализация среди политических аналитиков? Например, кто-то может заниматься оценкой политических (внешнеполитических) курсов мировых держав, а кто-то сосредотачивает свои аналитические способности на собственном государстве.

А.З.: Политический аналитик может специализироваться на какой-то отрасли, стране – всё зависит от его предпочтений и аналитических навыков. Интуитивно разница между анализом глобального процесса и события, происходящего в отдельно взятом муниципальном образовании, не так уж и велика, поскольку любая прикладная аналитическая конструкция проходит апробирование на локальных процессах и явлениях.

Стратегии анализа

Психологи, изучающие познавательные процессы, восприятие человека, выделяют линейную стратегию анализа и нелинейную.

Линейные аналитики опираются на общие законы формальной логики, ставя и разрешая локальные микрозадачи для поэтапного достижения итогового результата. Возможный недостаток линейного анализа – потеря одного из логических элементов при пошаговом разрешении проблемы. Это ведёт к разрушению всей цепочки логических компонентов.

Нелинейный аналитик опирается на собственный опыт и интуицию, что позволяет прогнозировать результат работы.

При нелинейном анализе аналитик изначально представляет результат своего исследования и пытается восстановить недостающие элементы схемы анализа, то есть движется одновременно от цели и результатов исследования. Возможным недостатком нелинейного анализа может быть потеря общей структуры и логики. Выходом может стать использование линейных формально-логических исследовательских стратегий.

ПГ.: Где граница между анализом ситуации и влиянием на неё? Может ли аналитик стать политическим технологом?

А.З.: Одним из принципов работы политического аналитика является его беспристрастность и объективность. Аналитик может оказывать косвенное влияние на происходящие политические процессы посредством рекомендаций, подготовленных для политических деятелей или лиц, принимающих решения (ЛПР). В российской политической науке прямое вмешательство политических аналитиков в избирательные и иные управленческие процессы не приветствуется, хотя аналитик обязан обладать навыками и знаниями политических технологий, в том числе и электоральных. Несомненно, соблазн оказать непосредственное воздействие на ЛПР и реализовать на практике всё то, что раньше излагалось только на бумаге, велик. Однако любая информационно-аналитическая работа должна начинаться с выяснения этических моментов. Аналитик, получивший заказ на проведение анализа, обязан для себя ответить на единственный вопрос:  «Какова задача предстоящей работы – строго следовать запросам заказчика или же объективно отражать анализируемую ситуацию?». Ответ на указанный вопрос вполне очевиден и определяет границу между анализом фактов и влиянием на события.

ПГ.: Очевидно, что, освещая ситуацию в стране, аналитик может иметь собственные политические и идеологические убеждения (мотивы). Существуют ли политические аналитики, свободные от своих убеждений?

А.З.: В идеологических вопросах, равно как и в морально-этических, политические аналитики ничем не отличаются от специалистов других профессий. Этот тот самый случай, когда политические убеждения должны уходить в работе на последний план. В крайнем случае ещё перед началом работы, в процессе оформления заказа, аналитик может от него отказаться.

Читайте также:

ПГ.: C чего начинается карьера политического аналитика? Каким должно быть образование?

А.З.: Политическими аналитиками не становятся, ими рождаются. К сожалению или к счастью, в российских вузах не готовят профессиональных аналитиков. Ещё в середине 1990-х годов политическим анализом занимались специалисты с философским, историческим и социологическим образованием. Отсюда и перекос в сторону повсеместного использования качественных гуманитарных методов анализа. Лишь с начала 2000-х стал формироваться слой политических аналитиков, пришедших из сферы журналистики и филологии, экономики и финансов, и, конечно, политологии. Как следствие, усилились тенденции увлечения математическими и статистическими методами анализа эмпирических данных.

С моей точки зрения, политических аналитиков должны готовить факультеты политологии и факультеты международных отношений, поскольку в условиях глобализации и глокализации трудно обнаружить политический процесс, на который не оказывала бы влияние международная среда. Не секрет, что карьера аналитика чаще всего начинается с яркого актуального аналитического материала, опубликованного на страницах ведущих средств массовой информации и дающих прогноз развития значимого для государства и граждан события или процесса. Не случайно многие неизвестные до 2008–2009 годов политологи обрели популярность после публикации ярких аналитических записок по проблеме развития мирового финансово-экономического кризиса, охватившего страны мира в последние 2–3 года.

ПГ.: В любой профессии есть свои звёзды. Кого вы считаете звёздами среди политических аналитиков?

А.З.: Было бы не совсем верным определять политического аналитика просто профессией. С точки зрения американского политолога А. Вилдавски, политический анализ – это и научная дисциплина, и ремесло, и искусство одновременно. Отраслевые и профессиональные параметры – это слишком узко и мелко,  чтобы отразить особенности работы, свойства личности, оригинальность мышления политического аналитика высшего уровня. К таковым можно отнести классика американского политического анализа Уильяма Данна. Профессионалы знакомы с его работой «Введение в прикладной политический анализ» (1981 г.), однако мало кто знает, что Данн искренне любил Россию и даже был женат на русской женщине.

Данн – это так называемый академический аналитик, не имеющий непосредственного отношения к работе органов государственной власти и местного самоуправления. А вот бывший госсекретарь США Генри Киссинджер – пример совершенно иного рода. Он умело сочетает государственную политическую деятельность с академическими знаниями в области международной политики и аналитики.

Личности, подобные Данну в науке и Киссинджеру в мировой политике, есть и в России. Я имею ввиду, прежде всего, преподавателя МГИМО(У) МИД РФ Андрея Алексеевича Дегтярёва и президента Торгово-промышленной палаты РФ Евгения Максимовича Примакова. Первый является автором уникального учебного пособия «Принятие политических решений» (2004 г.), а также ряда исследований по политическому анализу. Фамилия Примакова известна большинству россиян, многие помнят его деятельность на посту премьер-министра, министра иностранных дел, директора Службы внешней разведки. В то же Примаков – один из разработчиков методики ситуационного анализа, активно используемой при анализе и сценарном прогнозировании поведения субъектов современных международных отношений и мировой политики.

Читайте также: