Кто нужен рынку труда: самые востребованные профессии после введения санкций

Обновлено
Кто нужен рынку труда: самые востребованные профессии после введения санкций

Самыми востребованными в кризис и в стабильные времена профессии становятся, когда на рынке труда спрос на них превышает предложение. В России давно сформировался кадровый тренд: уже не первое десятилетие хронически не хватает врачей, учителей и айтишников. После 24 февраля 2022 года мало что изменилось: спрос по-прежнему растет на медиков и педагогов, с ИТ-специалистами не всё однозначно, но выглядит оптимистично для соискателей, и наметился новый серьезный дефицит, вполне предсказуемый, – инженеров. Кстати, недавно центр профориентации ПрофГид разработал точный тест на профориентацию, который сам расскажет, какие профессии вам подходят, даст заключение о вашем типе личности и интеллекте.

Содержание:

Минцифры прогнозирует, что к 2024 году в России будет не хватать 1 миллиона ИТ-специалистов. Минпросвещения сообщает о дефиците учителей – в школах около 250 тысяч незакрытых вакансий. Минздрав официально не озвучивает статистику нехватки медиков, но, по оценкам «Медвестника», в России, по самым скромным расчетам, не хватает примерно 120 тысяч врачей. Директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович считает, что эта цифра в два раза больше: медучреждениям нужно как минимум 250 тысяч врачей разных специализаций.

ИТ-специалисты

Ситуация с постоянно высокой востребованностью ИТ-специалистов после февраля 2022 года изменилась не в лучшую для айтишников сторону.

  • Подготовка к ЕГЭ 2023: видеокурсы без воды
    Подготовка к ЕГЭ 2023: видеокурсы без воды
    В 15 раз дешевле репетитора
  • Подготовься к ЕГЭ, ОГЭ с нуля на максимум за 8,5 месяцев!
    Подготовься к ЕГЭ, ОГЭ с нуля на максимум за 8,5 месяцев!
    Команда Умскул сделает всё, чтобы вы успешно сдали экзамены и достигли своих целей. Успейте записаться до конца лета с 10% скидкой!
  • С российского рынка ушла почти половина иностранных компаний. Не у дел остались все, кто в них работал. Собственные отделы разработки были далеко не у всех компаний, многие из них – это вендоры, и они нанимали в основном тех, кто внедрял, настраивал, сопровождал брендовые ИТ-продукты.
  • Крупные банки, традиционно доводившие уровень зарплат на ИТ-рынке до точки кипения, нанимая опытных специалистов «впрок», сейчас сокращают команды разработки, сворачивают аутсорс и занимаются только проектами, нужными «здесь и сейчас». В первую очередь отказываются от специалистов по фронт-энду.
  • ИТ-подразделения крупных промышленных предприятий для экономии бюджета тоже сокращают штат до необходимо для работы над экстренными проектами.

То есть тотальной погони за айтишниками нет, но остается немало ИТ-направлений, в которых дефицит специалистов закончится нескоро:

  • Linux-системы, особенно российские;
  • отечественное ПО в целом;
  • кибербезопасность.

В марте – начале апреля ИТ-сектор осторожничал и присматривался к ситуации, количество вакансий уменьшалось или оставалось стабильным – с нулевым ростом активности работодателей. Но уже со второй половины апреля наметилась тенденция увеличения количества предложений для айтишников. Санкции не отменили стратегический курс на всеобщую цифровизацию, и компании активизировались – стали размещать вакансии на позициях в трех направлениях:

  • разработка;
  • инжиниринг;
  • техническая поддержка.

За июнь предложений для ИТ-специалистов стало больше на 11 %, за июль – на 34 % (по данным Superjob). Прирост продолжился за счет вакансий в основном в сфере инжиниринга.

Центр стратегических разработок прогнозирует рост спроса на специалистов по кибербезопасности. По мнению аналитиков ЦСР, доля российских поставщиков средств киберзащиты к 2026 году вырастет на рынке до 95 % (в 2021 году она составляла 61 %). Соответственно, отечественным вендорам потребуются разработчики ПО. Из-за непрекращающихся на фоне геополитики атак на российскую ИТ-структуру госсектору и бизнесу будут очень нужны специалисты по кибербезопасности. 

Кроме того, как и раньше, мы пользуемся приложениями, бизнес создает онлайн-сервисы. Для разработки и поддержки софта компаниям нужны не только программисты, они ищут:

  • специалистов по искусственному интеллекту;
  • product- и project-менеджеров;
  • тестировщиков;
  • аналитиков.

Развиваются цифровые медиа, которым нужны информационные аналитики, PR-специалисты, маркетологи-аналитики.

Так что рынок из дефицита айтишников вряд ли скоро выйдет на их профицит. Скорее всего, с улучшением экономического положения ситуация сложится примерно такая же, как и с большинством других профессий: спрос и предложение будут примерно одинаковыми, но все-таки с перевесом количества вакансий над числом резюме (продолжает сказываться демографическая яма 90-х). 

Медики 

Санкции и геополитика не повлияли не течение болезни российской медицины под названием «хроническая врачебная недостаточность». Недуг этот начался еще в 90-х. Пандемия, предшествовавшая спецоперации, обострила проявления дефицита медицинского персонала, особенно среднего звена – медицинских сестер, фельдшеров, заведующих фельдшерско-акушерскими пунктами (ФАПами). После спада заболеваемости ситуация стала менее драматичной, но нехватка медсестер и докторов так никуда и не делась. 

Особо дефицитные специализации врачей:

  • анестезиолог-реаниматолог;
  • инфекционист;
  • вирусолог;
  • эндокринолог;
  • онколог (взрослый и детский);
  • радиолог;
  • клинический фармаколог;
  • врач скорой помощи;
  • педиатр;
  • офтальмолог;
  • диетолог.

Столичные клиники укомплектованы кадрами практически полностью, выпускнику медвуза устроиться на работу в московскую и питерскую больницу непросто. Зато в регионах рады врачам всех специализаций. 

Пытаясь решить вопрос кадрового голода в региональных медицинских учреждениях, правительство сделало ординатуру (узкую специализацию после общего курса обучения) фактически 100-процентно целевой. Целевое обучение означает, что поступить в ординатуру можно только по направлению какой-либо больницы, поликлиники, медицинского центра, а после окончания учебы надо минимум 3 года отработать в организации, которая направила на учебу.

Педагоги

Проблема дефицита педагогов тоже не появилась только после 24 февраля. Молодежь не идет работать в школы из-за низких зарплат и большой нагрузки, в том числе моральной. Не хватает учителей практически по всем предметам, но особенно по информатике и иностранному языку. Преподавателям этих двух предметов проще всего найти работу не в системе образования. Если будущий информатик или «англичанка» прилично учились, они легко находят себе более высокооплачиваемую работу в бизнесе.  

С учителями, как и с врачами, тоже не все однозначно. Педагоги-предметники нужны в регионах, в Москве «полный комплект». Часто на одну вакансию претендуют несколько учителей, и школы отдают предпочтение более опытным кандидатам. 

Другие профессии

Сильнее всего от санкций пострадали лесная промышленность, деревообработка, металлургия, автомобилестроение. Работникам предприятий этих отраслей, особенно расположенных в моногородах (где градообразующий завод – единственное место трудоустройства), сейчас приходится непросто. Их если и не сокращают, то переводят на неполный рабочий день с понижением зарплаты.

Ощутимый кадровый голод сейчас в нескольких отраслях:

  • строительство;
  • фармацевтика;
  • общепит;
  • логистика;
  • сельское хозяйство;
  • ЖКХ;
  • ретейл.

В этих сферах остро нужны работники массовых позиций:

  • строительные рабочие;
  • грузчики;
  • официанты;
  • продавцы;
  • автомеханики;
  • водители;
  • курьеры.

На стройках не только недостаток 2 миллионов рабочих рук, не хватает еще и инженерно-технических специалистов:

  • проектировщиков;
  • конструкторов;
  • BIM-менеджеров;
  • прорабов;
  • сметчиков.

Примечателен рекордный рост количества вакансий курьеров, даже по сравнению с периодом пандемии. По данным Superjob, после мартовско-апрельского адаптационного затишья уже в мае работодатели из служб доставки заметно активизировались: за предпоследнюю неделю месяца предложений стало на 11 % больше, за последнюю – на 26 %, за июнь – на 46 %, за июль – на 68 %. Это означает, что бизнес оперативно отреагировал на все санкции и ограничения, и экономика оказалась способной сопротивляться кризису. Раз нужны курьеры, значит, есть что доставлять и есть покупатели.

Очевидно, что как только бизнес освоится в новых реалиях, он сразу же вернется к полномасштабному набору персонала. Причем для многих отраслей (прежде всего отвечающих за логистику, импортозамещение, в том числе ПО и ИТ-продуктов) спрос останется высоким и компенсирует падение рекрутинговой активности работодателей в сферах, наиболее пострадавших от санкций.  

Ближайшая перспектива

В скором времени рынку потребуется большое количество инженеров. Правительство уже начало реализацию госпрограммы «Приоритет-2030». Ее цель – создать группу вузов, которые возьмут на себя роль лидеров в технологических разработках для экономики и социальной сферы. Укрепляется материально-техническая база университетов, попавших в программу, им выделяется большое количество бюджетных мест на дефицитные для экономики специальности. Параллельно намечено создание высокопроизводительных секторов в базовых отраслях экономики, где разработанные вузами ноу-хау будут применять.

Развиваться в первую очередь будут направления, официально обозначенные приоритетными для импортозамещения:

  • автомобильная промышленность;
  • машиностроение:
    • сельскохозяйственное;
    • для пищевой и перерабатывающей промышленностей;
    • транспортное;
    • для тяжелой индустрии;
    • для энергетики;
  • легкая промышленность;
  • робототехника;
  • аддитивные технологии;
  • промышленное ПО;
  • металлургия;
  • химический комплекс.

После начала спецоперации и введения санкций на первый план выдвинулись:

  • тяжелое машиностроение;
  • электроника – разработка ПО и производство «железа»;
  • самолетостроение;
  • текстильная промышленность;
  • фармацевтическое производство;
  • выпуск медоборудования.

Соответственно, нужны будут инженеры для работы в этих отраслях.

Мировая тенденция

Врачи и учителя в дефиците во всем мире. Эксперты Всемирного экономического форума подсчитали, что через 8 лет в мире будет не хватать 69 миллионов учителей. Также они уверены, что к 2030 году рост населения и его общемировое старение создадут кадровый голод в сферах социального обслуживания. К этому времени мировой дефицит работников здравоохранения достигнет 14,5 миллиона специалистов, среди которых сиделки, медсестры, врачи паллиативной медицины, гериатры.

star_rate star_rate star_rate star_rate star_rate